Кала пасха, или Возвращение Короля Закинфа

Воскресенье. Афины – Камена Вурла

В Афины мы прилетели в отличном настроении, бодрые, уверенные в себе и немного пьяные. Пара кружек пива в Ирландском баре “Шереметьево” и пара “фляжек” виски в самолете компании “Olympic Airlines” – таким было стартовое меню нашего путешествия. Немудрено, что на паспортном контроле таможенник сморщил нос, принюхиваясь, и спросил, как много мы выпили. “Two whisky”, – не соврал Дима. Ему поверили, и мы санкционировано ступили на землю Эллады. В нашем багаже – сувениры: пять бутылок водки, пять хохломских ложек и пять пасхальных открыток.

Ольга уже час ждала нас на выходе. Чтобы подчеркнуть свою признательность за терпеливое ожидание, мы обменялись лишь короткими приветствиями, бросили вещи в багажник, и, несмотря на своё неадекватное состояние, вполне проворно погрузились в “Nissan”.
– Дима, я не знала, что ты пьёшь! – покачала головой Ольга, обращаясь к моему спутнику, отпустила ручной тормоз, и… мы стартовали.

В открытые окна рвался ветер, наполняя салон ароматами моря и цветущих садов. Мы мчались на север мимо апельсиновых, лимонных и оливковых рощ весенней Аттики. По обе стороны сверкающей как зеркало дороги горели маки, чуть выше розовым огнем полыхали кроны цветущего иудиного дерева. Едва касаясь асфальта колесами, мы летели к морю. Четыре часа назад попрощавшись с пробуждающейся после зимнего сна Москвой.


***

Городок Камена Вурла расположен в ста километрах к северу от Афин. Это чек-пойнт нашего стремительного ралли. Задача проста – как можно ближе подобраться к острову Скопелос, где нас ждет на своей вилле хозяйка Мара. Ночь на материке, утром – катер на остров.
Мы остановились в SPA-отеле Galini. На первую греческую ночь Ольга постаралась выбрать лучший отель, чтобы набраться сил для предстоящего путешествия. Она не ошиблась – замечательный отель. Впрочем, насладиться всеми прелестями его инфраструктуры мы не рассчитывали, даже и не пытались: выспаться и в путь!

Основной груз вещей оставили в багажнике, и, захватив в с собой самое необходимое, вошли в сияющее со всех сторон белым мрамором и белым электричеством фойе. Нас встретили девушки в униформе отеля и проводили к стойке администратора. Не долго думая, я и Дима вручили менеджеру отеля наши подарки из далекой России: бутылку “кристалловской”, ложку и открытку. И пока он занимался нашими документами, осматривались. От стойки администратора за стеклянными дверями фойе была видна сверкающая голубая вода бассейна. В свете полной луны она неудержимо влекла к себе. Встретились с Димой взглядами: да, мы должны искупаться, несмотря на довольно прохладную погоду и неравную борьбу со сном! Но сначала надо бросить вещи и поужинать.

Ужин – шведский стол. Мы выбрали рыбное меню, ещё не подозревая о том, что оно станет основным в течение всей Страстной недели. Греки постятся всем, что не содержит крови. Таков их пост, такова их страсть к еде. И мы были готовы эту страсть с ними разделить.
Вкуснейшая рыба, кальмары к пиву, выпечка к ароматному чаю – после сытного ужина мы отправились на променад. Сытые и довольные, мы вышли к морю, чтобы наполнить легкие соленым воздухом Эгейского моря, в котором смешались ароматы трав, цитрусовых деревьев и аппетитные запахи из таверн. В заведениях на набережной было малолюдно: туристов в Камене Вурле весной всегда мало, а сами греки ужинают только после 10 вечера. Целыми семьями они оккупируют столики и “гудят” до полуночи. А вот где они проводят время до ужина – загадка. И так по всей Греции. Города, деревни днем стоят пустыми – лишь в магазинчиках да тавернах можно найти зевающих хозяев. Только Афины живут своей жизнью – у столицы свой пульс, свой ритм, своё привычное европейцу движение.

Мы вернулись в отель. Хмель прошел, его сменило непреодолимое желание уснуть. Сладко позевывая, я вышел из ванной и бросился на белые простыни, готовый отключиться в полете.
– Энди, ты купаться идешь?! – этот вопрос заставил меня замереть в воздухе. Но лишь на мгновение. Без колебаний я зарылся в нежные простыни и погрузил тяжелую голову в раздувшуюся от сладких снов подушку.
– Нет, не сегодня. Ты иди, Дим. Я тебя с балкона сфотографирую, – пробормотал я.
– Как хочешь… Ты только обязательно сфотографируй… А как ты думаешь, если я в тапочках выйду, меня не остановят? – Дима стоял передо мной в белых отельных тапках с полотенцем на бедрах.
– Пожалуй, стоит одеть халат, – сдерживая смех, ответил я.
– Надеваем одежду, одеваем Надежду! Эх, ты, журналист!
Я пропустил мимо ушей корректорскую правку, представив, как Дима в ослепительно белом халате и таких же белых тапках выходит из лифта, словно приведение приближается к девушке на рецепции и спрашивает, можно ли ему поплескаться в бассейне. Я накрылся подушкой, чтобы мой гогот не разбудил отель.
– Ты думаешь, это смешно? – Дима топтался передо мной в своих тапках в нерешительности.
– Я не думаю, я убежден. Но ты можешь проверить, – я всеми силами пытался не упустить дрему. Ведь обычно мне с большим трудом удается заснуть, а тут такая радость – подхватывает волна и как плот в затопленных катакомбах уносит в темноту.
– Ты оденься прилично, а все плавательные прибамбасы возьми с собой. У бассейна переоденешься, – бормочу я, уносясь всё дальше и дальше.
– Хорошо… – слышу издалека и проваливаюсь в бездну.

Разбудил меня стук закрывающейся двери и яркий свет из коридора. Я приоткрыл глаза и увидел летящий в лоб апельсин.
– Сдурел что ли? – я спрятался под подушку. Мало ли что ещё прилетит.
– Ты обещал фотографировать!!!
– Ты разве купался? – я выглянул из-под подушки.
– Нет. Меня не пустили. Девушка вытаращила глаза и сказала, что это “very dangerous!!!” (очень опасно).
– Дикари!
– Не говори…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *